Крым уникальный регион, в котором как добрые соседи жили разные народы. Ходили к друг другу в гости и , конечно, приглашали друг друга на свадьбы. Это очень важно знать обряды своих соседей. В цикле Культура добрососедства в Крыму хотим рассказать о свадебных обычаях народов, проживавших в Крыму.

Греческая свадьба — Хара

С рождением девочки семья начинала заботиться о приданом. Долгими вечерами мама и бабушки работали: ткали ковры и ткани, шили и украшали постельные принадлежности, скатерти, занавески, одежду, набивали матрасы и одеяла овечьей шерстью. Будущие невесты уже с 8 – 10  лет занимались рукоделием и помогали старшим женщинам. Они пряли и ткали, вышивали и вязали крючком удивительные по красоте кружева.

20150524-03052242

В старину о будущей свадьбе родители мальчика и девочки договаривались буквально с колыбели, считая такие браки более прочными. Сами же молодые люди присмотреть себе пару могли во время больших церковных праздников, на свадьбах, на девичьих посиделках. Однако последнее слово в выборе спутника жизни все же было за родителями. Покорность со стороны детей считалась признаком уважения и почитания старших, доверия к их жизненному опыту. Случалось иногда так, что впервые молодые люди видели друг друга во время обряда обручения. Тем не менее, браки в греческих семьях распадались очень редко.

Когда выбор был сделан, в дом девушки отправляли сватов. Это были уважаемые люди, обладавшие бойким характером и красноречием. Горе было молодцу, если сватам на стол выставляли орехи с вилкой или тыкву. Это означало отказ. Если же сваты в задушевном разговоре могли доказать, что их жених самый лучший, то их хорошо угощали и договаривались о дне «большого сватовства». Обычно оно проходило через несколько недель.

Торжественное шествие на «большое сватовство» сопровождали музыканты. В доме невесты накрывали на стол и готовили подарки для жениха и его родни, которые приходили вместе со сватами. Подарки получали и все домочадцы будущей невесты. Ей самой дарили отрез красной ткани на свадебное платье. В средневековье было принято, чтобы мать жениха давала будущей невестке две золотые монетки, склеенные воском. Это был символ того, что отныне они будут всю жизнь вместе. Будущие родственники договаривались обо всех условиях предстоящей свадьбы. Девушка лишь один раз показывалась перед гостями, тогда, когда ей на палец надевали обручальное колечко и молодых людей нарекали женихом и невестой. Случалось, что между «большим сватовством» и свадебной церемонией проходило несколько лет. Ведь в старину принято было сватать 13-15-летних девушек, поэтому жених должен был ждать, пока подрастет его невеста. Иногда нужно было время, чтобы заработать денег на свадьбу или построить новый дом.

Приходило время, когда девушка навсегда покидала родительский кров. «Дочь – это родной свет в чужом окне», – говорят греки. Наступала пора свадеб – осень или зима. Свадебные ритуалы начинали проходить за неделю до венчального воскресенья. Прежде всего, пекли свадебные хлебы. В народе этот обряд получил название «праздник сита». В доме невесты собирались ее близкие подруги, которые должны были несколько раз просеять белоснежную муку, присланную женихом, а затем сделать замес. Прежде чем к тесту подходила мастерица в выпечке хлеба, в него опускали ручки мальчик и девочка – самые бойкие и красивые, чтобы у молодой семьи поскорей появились такие же симпатичные малыши. Затем тесто должны были помесить все присутствующие. Так, через тепло своих рук, они передавали свадебному хлебу тепло своего сердца.

Безымянный

В пятницу, заходя в каждый дом, представители жениха и невесты приглашали гостей. С особой почтительностью, дважды молодые звали на свадьбу своих крестных родителей. В субботу отдельно в домах жениха и невесты за праздничными столами собирались их близкие. В доме невесты устраивалась «выставка» приданого, чтобы все могли оценить его красоту и богатство, подивиться на мастерство невесты. К вечеру из дома жениха ей передавали освященный в церкви свадебный наряд и забирали приданое.

С самого утра в воскресенье жениха и невесту одевали к венчанию. Сборы жениха сопровождались музыкой, смехом и шутками. Особенно весело проходил обряд бритья жениха. Друзья могли побрить только одну его щеку. А потом ждали, пока крестный отец не заплатит им «за работу».
Сборы невесты не были столь веселыми, ведь девушка прощалась с родным домом. У фракийцев ее наряжали три самые близкие подружки. Надев подвенечное платье, они привязывали к рукам невесты белые свечи, зажигали их и рисовали пламенем на потолке три креста.

DynPicWaterMark_ImageViewer

Одним из трогательных моментов этого обряда был момент укрывания невесты. До сих пор в народе живет песня, под которую крестная мать «прятала» лицо любимой девочки от недоброго глаза:

Оденьте ее, накройте ее, ее – нашу ласточку,
Украсьте ее, чтоб день светился от ее красы.
Оденьте ее, накройте ее, подруги дорогие,
И утешьте ее, чтоб не плакала так сердечно.           
Почитай, дочь, свекровь свою, чтоб почитаемою быть.
Почитай, дочь, свекра своего, чтобы любимой быть.
Привыкни, дочь, к бессоннице, к плохому, к неудачам.
Назавтра к свекру ты идешь, должна наученною быть.

Из дома жениха в это время шли за невестой. На всю округу раздавались звуки музыки. У порога гостей встречали кумовья и родные невесты и требовали выкуп. Невеста должна была плакать, даже если она очень хотела выйти замуж. Она должна была показать родителям, как их любит, и жалеет, что покидает родной кров. Передавать невесту жениху должен был один из братьев. Не случайно считалось, что один из сыновей не мог жениться, пока всех девочек не выдадут замуж. Брат, выводя невесту, прятал ее туфельку, чтобы получить выкуп — пару сапог. Проводы невесты сопровождались грустными песнями:

Другой сегодня день пришел,
другое солнце светит,
И девочка наша два сердца сегодня имеет:
Одно оставляет отцу, другое берет и уносит.        
Оставь, дочь, отца своего, сделай отцом другого,
Оставь, дочь, маму свою, сделай матерью другую,
Оставь, дочь, братьев своих, сделай других братьями,
Оставь, дочь, друзей своих, сделай других друзьями.

Получив благословение родителей невесты, все направлялись в церковь, где проходил обряд венчания. Любой из жителей мог остановить шествие, перегородив дорогу. Его щедро угощали вином и сладостями. После венчания возвращались в дом жениха на свадебный пир. Родители жениха встречали новобрачных перед входом, разослав на пороге шубу. Молодые, преклонив колени, просили родителей принять их в дом. После благословения они целовали икону и родительский хлеб, а мать щедро осыпала их головы пшеницей, конфетками, монетками и фундуком. Невестке, переступившей порог, сразу давали на руки маленького мальчика, желая ей много сыновей.

Гуляли на свадьбе всю ночь. Среди множества танцев был танец невесты и «фимиам» — обряд окуривания. Помимо жениха и невесты в нем участвовали шесть пар близких к дому семей. Они брали в руки зажженные свечи и становились в круг. Внутри него находился мужчина, который окуривал ладаном всех танцующих. Это было символическое приобщение молодой невестки к семейному очагу мужа. После его исполнения молодые покидали свадебный пир.

На следующий день утром в доме вновь принимали гостей. На понтийских свадьбах их угощали хашем ( жидким горячим блюдом из ножек и требухи). За гостями уже ухаживала молодая жена. Как бы невестка ни скучала по родному дому, первые дни она не могла видеться со своими родителями. Только на седьмой день, взяв угощение, молодая семья шла их навестить.