С 2002 года 21 сентября мир отмечает международный День Мира. Идея дня мира состоит в том, чтобы на один день во всех уголках планеты прекратились войны и любые вооруженные действия.

Говорить о мире, когда в твоей стране идет война, а часть территории оккупирована довольно сложно. Потому что война сейчас это не что-то теоретическое, а то, что остро ощущается. Во время войны очень просто перестать замечать людей и видеть вокруг врагов и сепаратистов. Особенно среди людей, которые переехали с оккупированных территорий. Что уже говорить о тех, кто остался там дальше жить.

Поэтому 21 сентября встреча, которую мы организовали вместе с ДП «Кримский дім», началась с перформанса  «Вы имеете право хранить молчание?». Во время перформанса были рассказаны 3 личные истории девушек из оккупированных частей Украины в чью жизнь пришла война. Истории о том, как они выходили на проукраинские акции. Как не верили в то, что их могут захватить. Как до последнего сопротивлялись, пока это не стало совсем опасно. Как вынуждены были покинуть дом. Как они скучают по родным. Как живут после переезда. Как мечтают вернуться в свои украинские города. Как верят в то, что это произойдет.

А потом мы смотрели документальный фильм «The Day After Peace». И говорили о том, что же мы можем сделать для того, чтобы хотя бы один день не было войны и возможно ли это вообще.

А в это время, в связи с Днем Мира, в России тоже проходили антивоенные акции.

17 сентября в Петербурге клоуны-милитаристы захватили «Аврору». https://www.facebook.com/rodina.group/posts/2011046242466548

А 21 сентября в Москве ребята из антивоенной инициативы Огни Эйрены «компрометировали Россию в глазах мировой общественности» https://www.facebook.com/lights.of.eirene/videos/1464126650338797/

Для того чтобы поговорить о мире и войне,  о том, что сейчас происходит между Россией и Украиной координаторка молодежных проектов ЦГП «Альменда» поехала на «общую кухню» в Воронеж и в Петербург.

Два разных города – две разные кухни. В Воронеже «кухня» проходила в помещении и на нее пришли люди уже с определенной позицией. Они были готовы слушать и слышать. Одна девочка пришла в ярко желтых штанах и синей футболке (может совпадение, а может и нет).  После рассказа о том, как происходил захват Крыма, никто не спорил, что это не правда и не говорил про «свободное волеизъявление крымчан».  Задавали вопросы. Но в основном говорить о войне не особо хотели, потому что «это сложная тема». В Воронеже чувствовалось осторожность в подборе слов.

В Питере произошла совсем другая история.  В день приезда город встретил желто-синими шариками и маршем мира.

В тот же день клоуны-милитаристы провели марш «Никакого мира», захватив Артилерийский музей.

«Кухня» же в Питере проходила на улице, поэтому удалось поговорить с обычными прохожими. Один мужчина искренне сказал «ну вам же там в Крыму запрещали говорить на русском» и очень удивился узнав, что это откровенная пропагандистская ложь. Удивился, но поверил. В Питере разговор был намного легче. Задавали больше вопросов. Много говорили о Крыме, блокировании украинских воинских частей, последних акциях. О том, как «Ночные волки» срывали акции, как разбивали камеры, как проходил «референдум». Говорили и о том, какие антивоенные акции и акции солидарности с украинцами проходят в Питере.

Самое приятное было то, что Петербурге встретились люди которые не бояться называть оккупацию оккупацией. Которые участвуют в «Крымском марафоне» (собирают монеты номиналом 10 рублей для погашения штрафов активистов в Крыму https://15minut.org/news/173843-krymskij-marafon-krymskie-tatary-zaplatili-tysyachnyj-shtraf-10-rublevymi-monetami-video). Которые тоже хотят, чтобы война закончилась и делают все, что в их силах для этого.

Наверное, когда таких ребят в России станет большинство, а не единицы, то через границу перестанет ездить «гуманитарная помощь», а в Крыму перестанут пропадать люди и расти количество политзаключенных.

Тем, кто занимается антивоенным движением в России, хочется сказать спасибо и пожелать не пополнить ряды политзаключенных. То, что вы делаете очень важно. Как говориться «стены рухнут».